Наша империя

Постоянное проживание во «фронтовых условиях», видимо, является неотъемлемой частью белорусского национального менталитета. Белорусское восприятие России в роли социально – экономической Хиросимы, на чем за минуты до наступающего Нового Года так настаивал А. Лукашенко («мы пережили страшный удар, но выжили»), безусловно, ободряет идеологов ГУАМа и центральноевропейскую правящую элиту, но не раскрывает проблему: как Беларусь умудрилась в начале XXI века оказаться в кольце врагов, буквально рвущихся растоптать белорусский суверенитет и видимо окончательно ассимилировать белорусский народ (русифицировать, полонизировать, американизировать, китаизировать и далее согласно алфавита). Если учесть, что официальная оценка «многовекторной» белорусской внешней политики исключительно положительная, то, что тогда можно назвать провалом? Оккупацию и истребление народа?…

Но с другой стороны, стоит напомнить, как называл А. Лукашенко Россию во время своего визита в Венесуэлу - «наша империя» (ОНТ,10.12.07). Это к вопросу о «единственном союзнике» России… Антироссийские выпады А. Лукашенко в последние дни уходящего года являются проявлениями давно устоявшихся взглядов главы белорусского государства…

Итак, прошли традиционные две недели после Высшего ГосСовета Союзного Государства России и Белоруссии и А. Лукашенко разговорился. 30 и 31 декабря он ознакомил белорусскую общественность с итогами российско - белорусского саммита.
Мы ждали этих оценок и были уверены, что они прозвучат. Дело в том, что наблюдая второе десятилетие белорусского президента, мы твердо знаем, что А. Лукашенко выдерживает «обет молчания» максимум четырнадцать - пятнадцать дней. После непродолжительной в исторических масштабах паузы А. Лукашенко обычно начинает излагать собственную версию случившегося. Здесь можно поделиться одним аналитическим секретом: столь затянувшиеся президентские заявления наиболее ценны, так как они, как правило, буквально выстраданы и очень близки к оценке, сложившейся в окружении А. Лукашенко, но прежде всего у него самого, в развитии той или иной проблемы внутренней или внешней политики Республики Беларусь. Проще говоря, в подобного рода случаях, А. Лукашенко наиболее искренен.

Однако стоит помнить, что в президентских оценках всегда присутствует некая «западня» - А. Лукашенко обычно дает двухзначную оценку прошедшего события. Во-первых, он констатирует факт. В нашем случае - итоги Высшего ГосСовета, главным событием которого оказалось выделение Беларуси кредита в 1,5 млрд. долларов США. В этом случае, у аналитика, владеющего реальной картиной произошедшего 13 декабря в белорусском спортивном центре Силичи, появляется возможность для сравнения и сопоставления. Сразу стоит отметить, что обычно, в констатации факта расхождения минимальны. Ушли те времена, когда белорусский президент, словно Мюнхгаузен, неожиданно рассказывал, что посетил Москву и «попутно» «заехал» к Б. Ельцину в Завидово (1996 г.), о чем первый российский президент и не догадывался. Сейчас А. Лукашенко более осторожен с фактами. Но, во-вторых, рядом с констатацией факта появляется самое главное - интерпретация события, ставящая задачу, как правило, или извратить смысл произошедшего и, как следствие, направить возникший общественный и политический интерес или дискуссию в ложное русло или, что чаще всего, оправдаться. Этот момент исключительно важен, так как в президентских устах «интерпретация» мгновенно приобретает характер официальной директивы для белорусских государственных и электронных СМИ. Со временем смысл интерпретаций забывается и если сопоставить оценки событий, данных белорусским президентом в прошлые годы с теми, что он дает сейчас, то иногда возникают казусы, но данными провалами в памяти страдают не только президенты…

чытаць далей :

http://www.belaruspartisan.org/bp-forte/?page=100&backPage=13&news=20997&newsPage=0

Yandex cite