Очерк из истории Накрышской церкви в биографиях ее настоятелей. Часть 4.

Протоиерей Дмитрий Ильич Гладков. Годы служения в Накрышках: 1931-1958. Родился 21 сентября 1875 года в д. Воля Косовского повета. 1895 году окончил Минскую духовную семинарию по второму разряду. 5 лет исполнял обязанности псаломщика в Пинском повете в при церквах д. Почапово и д. Сворцевица. 4 мая 1900 года епископом Минским и Туровским Михаилом рукоположен в сан священника и назначен на должность настоятеля в церковь д. Озаричи, Пинского повета. Согласно собственному прошению, 20 ноября 1905 года перемещен настоятелем церкви в д. Своротва, Новогрудского повета. В 1906 году награжден набедренником; в 1912 - скуфьей.

В 1913 году о. Дмитрию пришлось пережить весьма тяжкий жизненный удар: умирает его жена Гладкова (Сулаковская) Софья Степановна (дочь священника Степана Сулаковского). Священник остается один с пятью малолетними детьми: Михаилом р.29.8.1904, Татьяной р.7.8.1906, Евгенией р.1907, Таисией р.28.10.1908, Дмитрием р.3.10.1911.

В августе 1915 года, в виду приближения фронта, о. Дмитрий был эвакуирован в Уфу. Здесь с 6 сентября 1915 года по октябрь 1921 года был настоятелем церкви св. Иоанна Предтечи. Теплые отношения сложились у о. Дмитрия с епископом Уфимским Андреем, князем Ухтомским. Сохранилась дарственная фотография еп. Андрея с его собственноручной подписью: «Отцу Дмитрию. Возлюбленному о Господе, брату, сомолитвеннику и помощнику, столько меня удивившему, на добрую память. Еп. Андрей 8 августа 1917 года». В 1918 году епископ Уфимский Андрей награждает о. Дмитрия правом ношения камилавки.

Однако уфимский период жизни о. Дмитрия, без сомнения, один из самых тяжелых в его жизни. Тяготы беженства, война, революция, гражданская война, красный террор, голод – вот те опасности и невзгоды, которые окружали о. Дмитрия и его чад. Внучка о. Дмитрия Татьяна Дмитриевна Гладкова так рассказывает об этом периоде жизни семьи: «В 1915 году всем священникам было приказано покинуть свои церкви и уехать в Россию. Сборы в дорогу были очень быстрыми. Собрали все, что в ручной клади можно было забрать с собою, погрузили небогатый скарб на телегу и отправились в Столбцы к железной дороге. Там поместившись в тесных вагонах отправились в далекую Башкирию. Местом пребывания была определена Уфа. Здесь о. Дмитрий пользовался большим уважением и у своих прихожан и у епископа. Но в Уфе был сильный голод. От голодной смерти дедушку и его детей спасли прихожане, которые делились со своим священником последним куском хлеба. Кроме голода в городе стала бушевать холера. Зимой солдаты складывали мертвых в штабеля, потом подгоняли вагоны, грузили туда тела умерших и куда-то увозили. Дедушка ежедневно сам шел к больным исповедовал и причащал умирающих. Вскоре из-за отсутствия чистой воды холерой заболела и младшая дочь о. Дмитрия – Таисия. Но Бог миловал. Все дети остались живы».

Находясь после октябрьской революции в Уфе, о. Дмитрий сознавал возможность расправы с ним со стороны большевиков. Была большая вероятность того, что малолетние дети могли остаться круглыми сиротами. В те тяжкие дни не редки были случаи спонтанной расправы над священниками, аресты, расстрелы без суда и следствия. «По дороге из церкви домой, - вспоминает Татьяна Гладкова рассказы своего дедушки, - о. Дмитрия не раз останавливали т.н. «блюстители порядка» и приставляли к виску пистолет. Но Господь Бог сохранил ему жизнь. Когда отца долго не было дома, дети кучкой шли ему на встречу, это часто спасало о. Дмитрия от расправы. Даже у комиссаров рука не поднималась расстрелять отца пятерых полураздетых детей». Спасаясь от красного террора, о. Дмитрий решает вернуться на родину. Расставаясь со своим пастырем, благодарные прихожане Предтеченского храма написали исполненное сердечных чувств памятное письмо. Полным опасностей был путь о.Дмитрия в Беларусь. Но Господь сохранил семью Гладковых. Они благополучно прибыли на прежнее место служения о. Дмитрия в д. Своротва.

Указом епископа от 8 ноября 1921 года он был вновь утвержден в должности настоятеля Своротовской церкви. 20 июня 1924 года, согласно поданному прошению, иерей Дмитрий Гладков переведен на место настоятеля церкви д. Полбрег. В 1924 году его награждают наперсным крестом. 10 июня 1925 года о. Дмитрий получает польское гражданство. 1 мая 1926 года согласно своему прошению переведен настоятелем церкви в д. Валевка. 16 ноября 1929 года был перемещен на должность настоятеля церкви в д. Дунайчицы, Несвижского повета. Затем 1 февраля 1930 года распоряжением епархиального архиерея перемещен на место настоятеля церкови д. Ястржембль, Барановичского повета. 20 мая 1931 года состоялось посвящения о. Дмитрия Гладкова в сан протоиерея.

15 августа 1931 года он переведен на новое место служения – в д. Накрышки, Слонимского уезда. В Борисо-Глебском храме о. Дмитрий прослужил 27 лет до конца своих дней. Могила о. Дмитрия находится на погосте Накрышской церкви. Он – единственный из настоятелей, похороненный возле Накрышского храма. Время его настоятельства в Накрышках – это целая веха в истории прихода. Господь послал мудрого и мужественного пастыря Накрышскому приходу на время польской оккупации, в тяжелейшие годы войны и немецкой оккупации, в последующий период правления богоборческой советской власти.

В польский период с 1931 по 1939 год о. Дмитрий активно занимается налаживанием внутренней жизни прихода и религиозным образованием молодежи. Верным помощником ему становиться псаломщик Андрей Зенюк, в будущем зять о. Дмитрия, затем диакон и второй священник Накрышского храма, ставший в годы старости о. Дмитрия настоятелем прихода. В дальнейшем трудно разделить роль о. Дмитрия и о. Андрея. В период настоятельства о. Дмитрия Гладкова на территории прихода действовало 7 школ: в Накрышках, в Колпинских, в Дубровке, в Корытнице, в Пуще Липечанской, в Хвиневичах и Пацевщине. Общее число учеников этих школ составляло 413 человек.

Отец Дмитрий активно участвует в жизни Дятловского благочиния и Гродненской епархии. В церковном архиве сохранился, например, рапорт о. Дмитрия о нецелесообразности открытия церковно-певческого училища в г. Гродно. Отец Дмитрий приводит целый ряд весьма разумных и обоснованных аргументов.
Во время Великой Отечественной войны, чтобы спасти молодежь от принудительных работ в Германии (немцы не забирали тех, кто трудился в церкви), о. Дмитрий и о. Андрей Зенюк начинают масштабный ремонт церкви: демонтируются кирпичные хора и вместо них сооружаются деревянные, меняется стропильная система церкви и крыша накрывается деревянным гонтом. На работах было задействовано около 20 человек. О. Андрей Зенюк забрал их из барака, куда были собраны все те молодые люди, которые должны были отправиться на принудительные работы в Германию.

Накрышки находятся на окраине Лепичанской пущи. Пуща стала одним из центров партизанского движения. Буквально все жители прихода стали заложниками этой ситуации. Немцы в районах базирования партизанских отрядов уничтожали все и всех, лишая тем самым партизан какой бы то ни было поддержки. Сжигались целые деревни, расстреливались сотни людей, угонялся домашний скот. О. Дмитрию и о. Андрею неоднократно приходилось упрашивать немцев отменить приказ о сожжении деревень своего прихода.

Семья о. Дмитрия и особенно о. Андрей Зенюк старались всячески поддерживать партизан: помогали связным, прятали партизан от облав, помогали продуктами и медикаментами. На чердаке Накрышской церкви действовал партизанский лазарет. Это был огромный риск. Буквально через дорогу от храма располагалась немецкая комендатура. Но немцы были абсолютно уверены в лояльности к ним священников и не могли заподозрить их в пособничестве партизанам. Дочь о. Дмитрия Татьяна Гладкова и невестка Вера Гладкова работали медсестрами у немцев и благодаря этому могли доставать медикаменты для лечения раненых и больных партизан. О партизанском лазарете на чердаке церкви кроме семей священника знали староста церкви Николай Матюшко и казначей Петр Рак.
Однако беда не обошла семью о. Дмитрия. Еврейские партизаны убивают его младшего сына – Дмитрия за сотрудничество с немцами. Дмитрий работал на железной дороге инженером. Немцы привлекали на эти работы заключенных еврейского гетто. Дмитрий руководил их работой и это было расценено, как угнетение заключенных евреев. В один из вечеров за ним приехали вооруженные люди и, выведя за несколько километров от Накрышек в лес, расстреляли.

Спустя два месяца в сентябре трагически погибает и его жена Вера. К Накрышкам со стороны Дятлово двигался эстонский карательный отряд. В это же время к Накрышкам подошли партизаны. Вера Гладкова убирала на поле картофель и отправилась домой, чтобы покормить свою двухмесячную дочь. В это время началась перестрелка. Эстонцы подумали, что именно она предупредила партизан о их приближении. Ее схватили и стали допрашивать. Во время допроса эстонцы нашли у нее зашитый в платье комсомольский билет. Вера до войны жила на Украине и действительно была комсомолкой. После этого никакие уговоры о. Дмитрия уже не могли ей помочь. Ее расстреляли в тот же день. На попечении о. Дмитрия и о. Андрея осталась маленькая Татьяна – дочь погибших Дмитрия и Веры.
Из-за перенесенных тягот и потрясений здоровье отца Дмитрия становилось все хуже. Он перенес тяжелую сердечную болезнь и ему уже было тяжело одному обслуживать столь обширный приход. 22 декабря 1944 о. Дмитрий Гладков пишет рапорт на имя Высокопреосвященнейшего Василия, архиепископа Минского и Белорусского с просьбой рукополжить ему в помощники псаломщика Накрышской церкви Андрея Зенюка.
Отец Дмитрий Гладков умер в 1958 году и погребен возле Накрышского храма.

Зенюк Андрей Емельянович родился 15 октября 1909 года в селе Ортель-Крулевский, Бяло-Подляского района, Люблинской области в семье псаломщика. В 1921 году окончил четырехклассное городское училище в г. Мелитополь, Таврической губернии, а в 1925 семикласное народное училище в местечке Пищац, Бяло-Подляского района.

Под руководством своего дяди настоятеля Наревковской церкви, Бельского района, Белостокской обл., протоиерея Стефана Громадского, готовился во псаломщики. В 1927 году сдал экзамен при Гродненской духовной консистории и 1 октября того же 1927 архиепископом Гродненским и Новогрудским Алексием был назначен на должность псаломщика к Щарской церкви, Слонимского района.
В 1930 году при Жировичском монастыре, прошел курс церковного пения и прослушал курсы по церковному уставу и сектоведению. С 1 июля 1931 года был переведен на должность псаломщика к Накрышской церкви. 7 августа 1932 года состоялось венчание Андрея Емельяновича Зенюка с дочерью настоятеля Накрышской церкви Таисией Дмитриевной Гладковой. В 1934 году при Гродненской духовной консистории выдержал законоучительский экзамен и до 1939 года был законоучителем в начальных школах Накрышского прихода. Старожилы вспоминают, что будучи псаломщиком Андрей Емельянович Зенюк собрал вокруг себя всю поющую молодежь д. Накрышки, регулярно проводил спевки, приглашал своих певцов на чаепития к себе домой. В 1938 году за усердные труды был награжден епархиальным начальством похвальным листом.

В годы войны именно Андрей Емельянович Зенюк вел переговоры с немцами об освобождении молодых людей, отобранных на принудительные работы в Германию, он выстраивал контакты с партизанами, благодаря ему в Накрышках на крыше церкви могли укрываться и получать медицинскую помощь раненые партизаны. Андрей Емельянович руководил всеми строительными работами в церкви. За время войны удалось сделать многое: демонтировать каменные хора и соорудить деревянные, заменить стропильную систему и накрыть крышу гонтом. Все это характеризует о. Андрея, как ревностного христианина, смелого человека, тонкого дипломата.

По ходатайству о. Дмитрия Гладкова 14 января 1945 года архиепископом Минским и Белоруским Василием Андрей Емельянович Зенюк был рукоположен в сан диакона. В 1948 году он окончил пастырско-богословские курсы при Минской Духовной Семинарии в Жировичах. 20 мая 1948 года в день празднования Жировичской иконно Божией Матери архиепископом Минским и Белорусским Питиримом был рукоположен в сан священника и назначен помощником настоятеля Накрышского прихода. 20 июня 1957 года, за год до смерти о. Дмитрия Гладкова, о. Андрей Зенюк был утвержден в должности настоятеля Свято-Борисо-Глебского храма д. Накрышки.

В годы хрущевских гонений о. Андрей всячески старался сохранить храм от закрытия. Старожилы вспоминают, что в Накрышки неоднократно приезжали различные комиссии, целью которых было прекращение деятельности прихода. Как правило, всегда составлялся акт об аварийности храма. Это и было поводом к закрытию большинства храмов в тот период. Отцу Андрею приходилось прибегать к некоторым экстраординарным мерам. После проверки храма члены комиссий всегда приглашались о. Андреем отобедать. Заранее прихожане приносили матушке о. Андрея самые лучшие соления, мясные деревенские деликатесы и в обилии самогон. Все понимали, что нужно ублажить «дорогих гостей» так, чтобы они сменили гнев на милость. Случалось и так, что членов комиссии после проверки храма увозили только лишь на следующий день. Но главное о. Андрею удалось: Накрышский приход в советское время не прекратил своей деятельности. Хотя местные комсомольцы и активисты проводили серьезные провокации по отношению к священнику и храму. Так однажды одним из местных коммунистов был молотом расколот самый большой церковный колокол. В 1963 году камнями разбили окна храма.
Но, не смотря ни на что, о. Андрею удавалось не только сохранять, но и ремонтировать храм. В 1963 году церковь подключили к электричетву. О. Андрей сам лично монтировал электропроводку, сделал подсветку икон, приспособил паникадила под электрические лампочки. Он был по-настоящему одаренным человеком. Со всей округи к нему везли на ремонт радио-приемники, телевизоры, электроутюги и пр. Ремонт радио и электроприборов был его любимым занятием и одновременно возможностью сказать людям слово о Боге и вере.

За усердные пастырские труды в 1965 году о. Андрей Зенюк был возведен митрополитом Минским и Белорусским Сергием в сан протоиерея.
В 1967 году по деревянному гонтовому покрытию крыши был постелен рубероид, что предотвратило протекание крыши. В 1981 году, буквально накануне своего ухода на покой, будучи уже в старческом возрасте, о. Андрей сумел перекрыть крышу алюминевым шифером. Ближайшими помощниками о. Андрея в этом деле были Сивко Адам Иванович и Лавник Петр Петрович. В церковном архиве сохранился рапорт о. Андрея на имя митрополита Минского и Белорусского Филарета о награждении вышеназванных лиц.

31 августа 1979 года о. Андрей написал рапорт на имя Выскопреосвященнейшего Филарета, митрополита Минского и Беларусского, Патриаршего экзарха Западной Европы с просьбой почислить его за штат в виду уходшевшегося состояния здоровья и семейных обстоятельств. Свой рапорт о. Андрей начинает такими словами: «Прежде, чем написать эти строки, я много думал. Ибо не легко мне расстаться с делом, которому я посвятил всю свою жизнь… За всю свою, почти полувековую жизнь в Накрышках, я прошел все степени церковного послушания. До начала войны 1939 года я был законоучителем в начальных школах своего прихода. Теперь многие бывшие мои ученики являются уже дедушками.
В Накрышках на мою долю выпал нелегкий труд. Я трижды капитально ремонтировал свою церковь и сохраниле ее от разрушения, а следовательно и сохранил приход.
Все здесь сказанное является святой правдой и это хорошо помнят и знают верующие и бывшее духовное начальство. Храм в Накрышках является одним из самых величественных и благоустроенных в нашем районе.
Но всему в нашей жизни в свое время приходит конец. Так, наверно, и мне…
Накрышский приход вполне жизнеспособный, а потому почтительнейше прошу найти мне достойную замену
».

Прошение о. Андрея было удовлетворено только 23 июля 1983 года. В общей сложности служение о. Андрея на Накрышском приходе длилось 52 года.
Закончил свою жизнь о. Андрей в Барановичах, где и похоронен на кладбище.

священник Георгий Рой, настоятель Свято-Борисо-Глебского храма д. Накрышки, преподаватель Минской духовной академии, кандидат богословия

Yandex cite