Как возродить северный шелковый путь

Почему лен стал неперспективной культурой

Это только чужой слух режет фраза: «Дворец закупил бельгийское оборудование». А на местном Дятловском льнозаводе, который располагается в поселке со столь царственным названием, заканчивают монтировать линию от европейских производителей. Грандиозность «дворцового переворота» покажет время, но в том, что производительность повысится, директор предприятия Игорь Калиновский не сомневается.

Первую продукцию Дятловский льнозавод выпустил в 1954 году. Двадцать лет предприятие считалось однопоточным. В 1974 году после строительства второго корпуса и установки еще одной технологической линии завод стал в ряд двухпоточных производств. Именно такие предприятия и составляли гордость льняной промышленности, а дворецкое льноволокно пользовалось повышенным спросом у переработчиков.

Новая бельгийская линия во Дворце будет вдвое производительнее, чем два старых потока. Один из них решено убрать, а другой все же оставить: зачем загружать дорогое оборудование низкосортным льном. Основные надежды у дятловчан на больший процент выхода длинного волокна или так называемого трепаного льна. Оно — самое доходное для льноводов, в отличие от короткого. К примеру, если тонна длинного льна оценивается в 1,5 тысячи долларов, то короткого — максимум в 300 долларов.

Сегодня здесь производят порядка 2 тысяч тонн волокна в год. В былые годы торговали сами, кроме местной легкой промышленности, активно закупали продукцию Россия, Китай, Литва. Через Прибалтику дворецкий лен уходил в туманный Альбион. Даже бельгийцы – признанные мастера в возделывании льна, импортировали белорусский северный шелк из Дятлово.

Уже два года продукцию дятловчан, как, впрочем, и всех льноводов страны, забирают экспортные базы. Они заключают контракты с ближним и дальним зарубежьем, дабы заводы не подрывали друг другу рынки. Впрочем, хотя баз гораздо меньше, чем заводов, и они не избежали междоусобных ценовых войн.

— Потеряли или выиграли мы – вопрос спорный, — рассуждает директор Дятловского льнозавода Игорь Калиновский. — Экспортная база – тот же посредник между покупателем и производителем. С другой стороны, нас избавили от заботы самим искать покупателя.

Льноволокно – товар весьма специфический, утверждает Игорь Калиновский. Его качество и цвет неизменно отличаются у разных производителей.

— Например, наш десятый номер всегда оценивали дороже, чем витебское волокно, — рассказывает директор Дятловского льнозавода. — Проверяющие даже не всегда понимали, почему так отличаются цены.

Сегодня Беларусь производит волокно в пропорциях 70 процентов к 30 — не в пользу длинного льна. На Западе цифры прямо противоположные. Все-таки длинное волокно идет на изготовление тканей для скатертей, постельного белья, одежды. Из короткого раньше делали веревку, шпагат, мешковину, упаковочную ткань. Однако китайцы научились облагораживать и эту грубую материю. Они добавляют туда немного искусственной нити и шьют прекрасную одежду. Нечто подобное пытаются повторить на Оршанском льнокомбинате. Из короткого волокна получают катанин (лен с добавлением хлопка) на гродненском «Гронитексе» и тоже делают качественную продукцию.

В то же время посевные площади под лен уменьшаются, сетуют производители.

Падают объемы, снизилась урожайность, это видно и по данным Минстата Беларуси.

Например, сырьевая зона Дятловского льнозавода — Новогрудский и Дятловский районы. Всего около 2100 гектар. Из них 925 высевает сам завод.

Специалисты Минсельхозпрода давно предлагают сократить количество льнозаводов вдвое. 25 – вполне разумная цифра, считают они. Зато можно модернизировать все предприятия, установить там современные линии, которые позволят увеличить выход длинного волокна. Кроме того, упорядочится загрузка заводов. Не секрет, некоторые предприятия на севере Беларуси заготавливают всего 600 тонн. Нужны ли они? Или работают параллельно два льнозавода-близнеца. В былые времена, когда сеяли много льна — они были загружены, а сейчас?

На вопрос «Почему невыгодно стало сеять лен?» льноводы отвечают не мудрствуя лукаво: «Из-за диспаритета цен». Качество льноволокна и тресты оценивает не внутренний рынок, а Министерство экономики. А оно должно учитывать и конкурентоспособность с иностранными тканями продукции концерна «Беллегпром» и Оршанского льнокомбината. Отсюда и просчитывается цена льноволокна, которая, убеждены льноводы, незаслуженно занижена.

— А ведь наши затраты растут, — говорит Игорь Калиновский, — особенно энергетические. В 2005 году цена на лен упала на 18 процентов. И с тех пор цены не поднимались.

Справка «Р»

В отечественной программе возрождения села отдельная глава посвящена льноводству. Основные направления развития отрасли до 2010 года включают оптимизацию ее структуры. В частности, сохранение посевной площади льна до 75 тысяч гектаров, внедрение рациональной структуры посевов на основе сортов различной скороспелости. Семеноводам предлагается выращивать 35 тонн посадочного материала льна. В льноперерабатывающей промышленности планируется обеспечить производство 60 тысяч тонн льноволокна, в том числе 25–30 тысяч тонн длинного. Для этого нужно до 2010 года с учетом конъюнктуры рынка провести модернизацию нужно «Беллегпром», позволяющую ежегодно увеличивать объемы переработки льноволокна на 4-5 процентов.

Кстати

Лен – не только текстиль. Это конструкционные материалы в машиностроении и строительстве, тепло, вибро- и звукоизоляция салонов самолетов и автомобилей, лекарства, косметика, стойкие лаки и краски, порох и взрывчатые вещества, сорбенты и топливо, банкнотная и папирусная бумага… Из древесины льна (костры) получают активированные угли. На основе короткого льна изготавливают утеплители. Льняное масло особенно полезно послеоперационным больным и ослабленным детям, так как содержащаяся в нем линоленовая кислота обладает уникальным свойством повышать общий иммунитет организма и препятствовать возникновению воспалительных процессов.

Вячеслав БЕЛУГА
Рэспубліка

Yandex cite