Около 40 заброшенных военных городков пустуют в Гродненской области

Около сорока заброшенных военных городков в области ждут нового хозяина. Одни здания впору сравнять с землей. Другие еще могут послужить.

По лесной дороге от Дятлово до Олехновичей километров двадцать. Когда-то эта дорога была выстлана железобетонными плитами, которые выдерживали вес большегрузных военных автомобилей. В лесу под Олехновичами стояла большая ракетная часть.

Среди леса – подземный переход
Постороннему человеку и теперь не пройти на территорию бывшего военного городка. Он обнесен проволочным ограждением. У ворот – сторожка. Первым навстречу гостям выбегает пес, за ним появляется сторож Сергей. Раньше он служил в такой же части под Зачепичами. Теперь охраняет то, что осталось от былого городка в Олехновичах. Оба городка в 1998 году были переданы районным властям, и на их базе создана районная организация по охране, обслуживанию и развитию бывших военных городков «Конверсия».

– Вначале думали, что городки будут развиваться, – рассказывает директор «Конверсии» Леонид Радиевский. – Но время шло, здания постепенно разрушались. А наша роль ограничилась их охраной. Да и наследство досталось незавидное. Военные, когда уходили в 1994 году, увезли не только технику, но и все, что можно было снять и погрузить на машины. Вначале городки были в ведении МЧС и только через четыре года были переданы в районную коммунальную собственность. К тому времени здания превратились в настоящие развалюхи. Приняла «Конверсия» 166 зданий, сейчас их осталось 125. Одно здание списано, 40 – переданы хозяйствам под разборку, 8 – СПК «Жуковщина» – под овоще- и картофелехранилища.

Сергей отворил ворота, и мы въехали на охраняемую территорию. Кстати, охраняется она круглосуточно, днем – работниками «Конверсии», ночью – СПК «Жуковщина». Прямая дорога устремляется вдаль на два с половиной километра. А вдоль нее из-за зарослей высматривают пустыми оконными проемами кое-где полуразвалившиеся, другие – еще совсем неплохие здания.

– Эти два здания переданы СПК «Хвиневичи», – говорит Леонид Радиевский. – Хозяйство потихоньку разбирает их. Кирпич, шифер, панели могут еще пригодиться. Это отдано СПК «Слава труду». После их разборки хозяйства вместе пригонят технику и снесут стены, расчистят территорию. Пять трансформаторных станций переданы районному узлу связи. А вот баню никто брать не хочет. Как и трехэтажный командный пункт. В восьмидесятые годы его построили за один месяц, теперь здание страшно течет. Вряд ли кто захочет заниматься его ремонтом.

Леонид Иосифович обращает мое внимание на гаражи. Добротные здания неплохо сохранились. В некоторых немного подтекает крыша, но отремонтировать можно. Вскоре они будут выставлены на аукцион за одну базовую величину. Директор «Конверсии» уверен, желающие взять их найдутся среди хозяйств района. А вот так называемые 550-ки вряд ли обретут хозяина. Пять комплексов для ракет на то время нового поколения были построены в начале 90-х. Остаточная стоимость каждого на сегодняшний день – 500 миллионов рублей.

Из некогда жилой зоны в боевую раньше можно было пройти только через «патерну» – подземный переход. Путь преграждал электрический ток высокого напряжения. Так что через ворота въезжали только автомобили, а люди спускались в переход. Но кому сегодня понадобится этот подземный переход? Как и 12 пусковых ракетных площадок, что на 2,5 метра бетоном уходят в землю. Небольшое здание караулки сухое, аккуратное. Кто купит его или возьмет в аренду, если в лесу, где оно стоит, нет света, водопровода, канализации?!

Но ведь когда часть стояла, сюда были проведены все коммуникации. Оказывается, уходя, военные «сожгли все мосты». Не осталось никакой документации, технических паспортов, схемы коммуникаций. Да и проложенные трубы без эксплуатации за столько лет пришли в негодность. Так что чем откапывать старые, дешевле было бы провести новые.

На месте ракет – овощи
В боевой зоне лесная дорога неожиданно упирается в добротное отремонтированное здание – овощехранилище СПК «Жуковщина». Недалеко еще одно – картофелехранилище. Еще несколько разбросаны в разных частях городка.

– Нашему хозяйству передали 8 зданий бывшего военного городка, часть из которых мы используем как картофелехранилища, овоще- и плодохранилище, – рассказал Семен Толстыко, заместитель председателя СПК «Жуковщина». – Это наше золотое дно. Шесть помещений, которые мы приспособили под картофелехранилища, даже не потребовали вложений. Там просто идеальные условия для хранения картофеля, зимой и летом температура воздуха держится на уровне двух–трех градусов тепла. Сделали реконструкцию еще двух хранилищ, установили современное холодильное оборудование, вентиляцию, датчики температуры и влажности воздуха. В одном теперь храним овощи, в другом – яблоки.

Получив в наследство бывшие армейские гаражи, где можно не только хранить картофель, но и перебирать его, сортировать, фасовать в мешки и тут же грузить на машины, в «Жуковщине» убедились, что буртовой способ хранения – это вчерашний день. Сразу взяли два ангара под картофель.

Посмотрели, насколько это выгодно, и попросили еще. Теперь уже привыкли к тому, что в огромном помещении под крышей можно вовремя заметить и локализовать очаг поражения корнеплодов. Здесь же готовится и посевной материал к весне.

На мой вопрос, во что бы обошлось хозяйству строительство восьми таких хранилищ, Семен Иванович ответил, что они бы на это не пошли. Только реконструкция овощехранилища обошлась хозяйству более чем в 3 млрд. рублей. Вложив деньги в оснащение помещения под яблоки, вместо небольшого сада посадили новый. Теперь он занимает сто гектаров. Да и посадки картофеля увеличили с 70 до 120 гектаров, в текущем году планируют отвести под эту культуру 150 гектаров земли.

Как островки цивилизации стоят хранилища «Жуковщины» среди полуразрушенных зданий военного городка. Может быть, кому-то приглянутся и другие ангары, которые будут выставлены на аукцион за одну базовую величину?

Овчинка выделки стоит?
Специалисты примерно подсчитали: чтобы снести сооружения в двух военных городках на Дятловщине, понадобится 3,4 млрд. рублей. Сносом могут заниматься только организации с лицензией на эти виды работ. Среди них МЧС. Недешево обойдется одна только проектно-сметная документация. Потом придется пригнать технику, высотные краны…

Если разбирать сооружения на стройматериалы, то они станут «золотыми». Каждый кирпич, каждая плита должны будут пройти экспертизу. Дешевле купить новые.

А вот желающих стянуть то, что плохо лежит, немало. Привлекают несунов те же кирпичи, половая доска, другие стройматериалы. Иные стараются откопать кабели с дорогой на рынке соседней страны медью. Так что охраннику спать в сторожке не приходится. Того и гляди, что заплутавший грибник вынесет в лукошке медный кабель вместо грибов.

Вместо казармы – общежитие
В военной части в Гезгалах размещается исправительная колония-поселение №26. Это по документам она значится в Гезгалах. На самом деле от городского поселка до нее по бетонке километров десять. Бетонные плиты с дороги на Олехновичи давно разобрали и нашли им применение в хозяйствах и организациях района. А здесь бетон заливался вручную прямо на дорогу, потому и устоял. Правда, ехать по такой дороге еще то удовольствие. Выбоины между стыками залитых плит после ухода военных никто не ремонтировал.

Исправительному учреждению с военным наследством повезло больше. Дело в том, что часть была выведена из Гезгал в 1997 году. А колония создана в апреле 1995 года, когда только начался процесс расформирования. Руководство колонии контролировало процесс вывода и не позволило разрушить все, как это было сделано в большинстве городков.

Но и здесь используются далеко не все здания. В ряду отремонтированных выделяются аккуратные общежитие для осужденных, штаб, медицинская часть, дом свиданий. Есть даже церковь. Вид портят неиспользуемые бывшие казармы.

В бывшие военные ангары хорошо вписались токарно-механический цех, производство деревообработки. В бывшей военной столовой сегодня тоже разместилась столовая. Использовать оставшиеся здания здесь нет нужды. А на территорию исправительного учреждения, естественно, никакого арендатора не пустят.

Снести дорого, законсервировать
Проблемы с бывшим военным имуществом есть не только на Дятловщине. Больше всего городков раньше базировалось в Лидском, Щучинском и Дятловском районах. Стояли военные части и в других районах. В каждом есть программы по вовлечению имущества в хозяйственный оборот. Но везде ли они работают в части военного имущества? Видимо, больше повезло тем, у кого военные базировались в городах, а не в глухих лесах.

Многие из этих некогда добротных сооружений со временем пришли в упадок. Но чтобы их снести, нужны огромные деньги. Вот и ограничиваются собственники в лучшем случае высоким забором и охранником с собакой.

КОМПЕТЕНТНО
Василий Гритченко, председатель Дятловского райисполкома:
– В районе на сегодняшний день не используются 109 объектов бывших военных городков. Мы собирали всех руководителей хозяйств и предприятий района, показывали им эти объекты. Кого-то заинтересовали строительные материалы, металлические конструкции. СПК «Жуковщина» безвозмездно передали помещения для хранения картофеля и овощей. Есть ряд помещений, которые используются временно под хранение химикатов, сортировку овощей.

Проблематично даже разобрать оставшиеся здания на стройматериалы. Чтобы их потом использовать, надо провести экспертизу каждого кирпича. Многие руководители посмотрели и решили, что легче купить новые материалы.

14 объектов в этом году будем выставлять на аукцион за одну базовую величину.

Ирина АНИКЕВИЧ
Гродненская правда

Yandex cite