Бремя квалификации

Пока немецкие предприятия подсчитывают убытки, возникшие в результате хронического недобора образованных сотрудников, и призывают правящую коалицию увеличить поток рабочей эмиграции, уже многие годы легально проживающие на территории Германии эмигранты с одним, а то и несколькими высшими образованиями тщетно пытаются добиться признания на немецком рынке труда.

Разбрасываться квалифицированными специалистами для Германии – роскошь непозволительная. Но, как это ни парадоксально, многие обладатели вузовских дипломов, в том числе и представители дефицитных в Германии профессий – инженеры и программисты, не могут устроиться на достойную работу.
Ольга С., 32 года, встретила своего Вольфганга в Москве, куда тот приехал в качестве делового партнера фирмы, в которой девушка работала юридическим консультантом. Так начался интернациональный роман, которому не суждено было закончиться хеппи-эндом. Добившись успеха на своей родине, уверенная в своих силах Ольга рассчитывала на то, что устроиться на работу в Германии для нее не составит большого труда, тем более что немецкий язык она достаточно успешно изучала и в школе, и в университете. Поменять свои взгляды на будущее Ольгу заставил отказ в признании ее диплома. «Я долго раздумывать не стала, собрала вещи и уехала обратно в Москву. Зачем жить там, где тебя не ценят? – объясняет Ольга и с улыбкой добавляет. – А домохозяйка из меня все равно бы не вышла».
В многочисленных историях о «неразделенной любви» между квалифицированными эмигрантами и немецким рынком труда очень много общего. Они образованны и жаждут признания, он холоден и неприступен. Конечно, не все обладатели иностранных дипломов в Германии становятся грузчиками и посудомойками. Но сколько потенциальных профессиональных кадров теряет немецкая экономика в лице тех, кого все же постигает такая незавидная участь!
По данным института по исследованию рынка труда и профессиональной деятельности (IAB), на сегодняшний день почти 19% высококвалифицированных иностранцев являются безработными. Среди поздних переселенцев этот показатель превышает 43%. Одновременно с этим немецкие профсоюзы работодателей продолжают настаивать на привлечении дополнительной рабочей силы из-за рубежа. Открыть немецкий рынок для жителей стран Центральной и Восточной Европы и смягчить требования о минимальном доходе для иностранных специалистов, желающих трудиться в Германии, призывают и отдельные члены немецкого парламента.
Но эта инициатива не находит поддержки не только у нынешнего правительства, выступающего за «интеграцию вместо эмиграции», но и у представителей исследовательских центров, которые подходят к вопросам занятости с научной точки зрения. «Заморские» умы, которых так жаждут немецкие промышленники, уже здесь, уверяют эксперты. Дело за малым – разглядеть в дипломированных эмигрантах скрытый потенциал и предоставить им шанс его реализовать.
Многие иностранцы, приезжающие на постоянное место жительство в Германию, уже имеют за плечами университетское образование и многолетний стаж работы, но на своей новой родине они нередко оказываются невостребованными. Одной из проблем, с которой приходится сталкиваться квалифицированным эмигрантам, по-прежнему остается пресловутая бюрократия. Подтвердить свою квалификацию, полученную за пределами Германии, в силу различного рода расхождений в системе образования для иностранных специалистов подчас оказывается невыполнимой задачей. В результате вместо того, чтобы работать по специальности, реализуя свои таланты и профессиональный опыт, новоиспеченные немецкие бюргеры исправно посещают джоб-центры или, в лучшем случае, устраиваются на непрестижную и низкооплачиваемую работу. В большинстве случаев единственной возможностью не променять свою квалификацию, ученую степень и стаж работы по специальности на должность прачки или подсобного рабочего – это снова сесть за парту и получить немецкий диплом. Но на такую авантюру, которая может положить конец бесцельному метанию между безработицей и низкооплачиваемой работой, в состоянии пойти не каждый. В зрелом возрасте уже трудно начинать все с нуля, тем более когда нет уверенности в том, что это и есть начало того самого счастливого конца.
Сейчас Ирине Г. 52 года. Когда семь лет назад она навсегда уезжала из Казахстана в далекую Германию, то надеялась оставить в прошлом бытовую неустроенность и снова обрести любимую работу, которой, как и многие ее соотечественники, лишилась в начале 90-х. Но начать все сначала не получилось. Инженер-технолог с многолетним трудовым стажем, в Германии Ирина долгое время не могла найти работу, а сил снова браться за учебники не было. «Хотелось поскорее смыть с себя клеймо иждивенца», – вспоминает она. Переборов внутреннюю обиду, Ирина сначала устроилась горничной в отеле, а последние несколько лет работает нянечкой по уходу за немощными стариками. Работа тяжелая, но хорошо оплачиваемая. О славном трудовом прошлом на благо советской промышленности теперь напоминает только запылившийся университетский диплом.
Легче всего перестроиться и свернуть с проторенного пути удается молодежи. Переезжая в Германию, молодые люди не питают особых иллюзий насчет стремительного карьерного роста и «легких денег». Они готовы к радикальным изменения в своей жизни и не впадают в депрессию, когда в планомерное течение жизни вмешиваются непредвиденные обстоятельства.
Валентин В., 26 лет, – классический пример поколения немцев, которые, получив статус поздних переселенцев, приехали покорять свою историческую родину. В Германии он совсем недавно, всего немногим меньше года, но уже не понаслышке знаком с ее бюрократическими реалиями. Без нотки сожаления в голосе и даже с иронией молодой человек рассказывает о том, как превратился из дважды-магистра в школьного учителя. В Запорожском университете Валентин получил диплом бакалавра по специальности преподаватель иностранных языков и еще два диплома: переводчика и финансиста. В Германии признали только диплом бакалавра. Теперь Валентин может работать по специальности – преподавать в школе, но вот только не таким он представлял свое профессиональное будущее, когда один за другим получал дипломы о высшем образовании. Однако к такому развитию событий Валентин был внутренне готов. Он молод, полон сил и не отчаивается. Сейчас непризнанный магистр собирается поступать в немецкий вуз, чтобы изучать экономику по-немецки и получить-таки признание в мире дебета и кредита. Молодой человек с уверенностью смотрит в будущее и не считает, что впустую протер не одну пару штанов на университетской скамье. Владение языком и базовые знания предмета – хороший старт если не в профессиональную жизнь, то уж точно в университетскую.
Конечно же, некоторые обладатели иностранных дипломов, ученых степеней и званий все же могут претендовать в Германии на соответствующую их профессиональному уровню должность, достойную оплату и признание в научных и деловых кругах. Однако покорению немецкого рынка труда всегда предшествует ряд формальных, но немаловажных ритуалов. Так, Федеральным правительством и правительствами земель четко определен ряд профессий, к которым допускаются иностранные специалисты, чей профессиональный уровень соответствует существующим в Германии требованиям. Это, например, врачи, педагоги, юристы, инженеры и т. д. Решения о «профпригодности» выпускников иностранных высших и профессиональных учебных заведений выносят компетентные органы федеральных земель. Причем правила признания зарубежных дипломов, ученых степеней и званий, как и список профессий, требующих официального подтверждения в разных землях, могут варьироваться. В тех сферах деятельности, для которых государством или отдельными землями не предусмотрена подобная система контроля, оценку профессионального уровня потенциального сотрудника дает сам работодатель.
Несмотря на некоторые явные недостатки системы, в рамках которой в Германии проводится аттестация иностранных специалистов, руководство Центрального управления по иностранному образованию (Zentralstelle fuer auslaendisches Bildungswesen, ZAB) убеждено, что соблюдение ряда формальностей необходимо для сохранения стандартов качества в наиболее общественно важных сферах услуг, таких как сфера образования или медицинского обслуживания.
Но даже знание языка и подтвержденное высшее образование еще не гарантируют успех в продвижении по карьерной лестнице. Немецкие работодатели до сих пор не избавились от предрассудков по отношению к выпускникам не немецких вузов. Многие из них пребывают в твердом убеждении, что полученная за границей, особенно в бывших союзных республиках, академическая степень сама по себе не является гарантией профессионализма.
Елена Громова

Изображение пользователя ирина.

Зачем

Зачем указывать на чужое, лучше посмотреть на своё. Всегда ли у нас работают люди по специальности? Ценится ли то , что у тебя два диплома? Порой руководители не имеют образования по специальности и даже не имеют высшего, но зато имеют ХОРОШИХ родственников!

Изображение пользователя Alex.

А порой

А порой руководители не имеют образования по специальности и даже не имеют высшего, но зато какие РУКОВОДИТЕЛИ. На руководителя не учатся, быть или не быть руководителем с большой буквы зависит от личных качеств человека.

Изображение пользователя eel.

Бывают случаи,

Бывают случаи, что человек совершенно случайно может найти хорошую работу или даже занять должность. Бывает, но всё же практика показывает, что действует родственный канал.

Но попробуйте понять тех, кто занимает должность и отказывает родственнику? Любой руководитель - он же сын, зять, брат и т. д.

Изображение пользователя lotos.

Да, на то она и

Да, на то она и жизнь - разнообразие примеров и случаев.

Yandex cite